KOMINAROD.RU
   Карта сайтаПишите
KOMINAROD.RU
Новости на славянских языках
Новости на национальных языках
Новости наших пользователей
Статьи
Опрос
Новости МАФУН

Статьи

Евгений Рожкин: «Я готов к диалогу с националистами»

Автор: Артур Артеев, Kominarod.Ru
Дата публикации: 19.01.2006
Язык статьи: Русский



Устроенная в минувшую среду резня в одной из московских синагог в очередной раз показала, что неладно что-то в нашем большом и многонациональном «российском» королевстве. Впрочем, прошедший год во всем мире был отмечен вспышками национальной вражды. В России произошло несколько убийств темнокожих студентов. Республика Коми, считавшаяся доселе оплотом мира и спокойствия, тоже не осталась в стороне. Активно заявили о себе скинхеды, РНЕ и СВН («Союз национального возрождения»). В марте по главной улице столицы РК с лозунгом «Сыктывкар для русских!» прошла колона бритоголовых молодцев, а 20 ноября СВН провел на Стефановской площади митинг (два других предотвратила милиция). Вскоре после этого, 5 декабря, прокуратура Коми впервые возбудила уголовное дело по факту разжигания национальной вражды по части 1 статьи 282 УК РФ. Как живут сейчас в республике «дети разных народов», нам поведал руководитель департамента национальной политики Министерства культуры и национальной политики РК Евгений Рожкин.


 


- Евгений Николаевич, чем вызвано нынешнее обострение национализма в России: экономическими неурядицами или вспышками на солнце?


- Действительно, я не помню, чтобы у нас раньше возбуждали дело по этой статье. Даже когда на дверях Еврейского национально-культурного центра в Сыктывкаре появились свастики, все было сведено к обычному хулиганству и вандализму. Поэтому мы будем следить за ходом дела и ждать, чем закончится расследование.


Пятнадцать лет назад в России также наблюдалась активность в связи со сломом старой системы и неопределенностью в будущем. Небольшой период «застоя» сейчас вновь сменился активностью, но уже на другой почве. У нас на всех уровнях начинает возрождаться патриотизм. Время показало, что путь, который мы взяли по примеру Европы и Америки, имеет ряд существенных недостатков. Вспомните волнения эмигрантов в Париже и Америке - Политика европейско-американского мультикультурализма обозначила свои недостатки. Смысл ее был в том, что все народы, даже живущие вместе, - разные. Сейчас важнее подчеркнуть, не то, какие мы разные, а искать то, что нас объединяет. Все мы живем в единой стране, в России, и у нас много общего. Нам проще общаться с мусульманами из стран СНГ, чем с европейцами из ЕС . Например, у нас во всех слоях общества и у всех народов идет неприятие гомосексуализма, а в Европе сейчас отношение к этому явлению терпимое.


Возрождение патриотизма идет единым процессом как со стороны государства, так и со стороны народа. Люди соскучились по СССР, вернее по единому могучему государству, способному их защитить. Вы заметили, что в России стали популярны фильмы, как «Девятая рота», а не «Бригада» и «Бумер». А ультраправые герои, как местный лидер СВН Юрий Екишев – это просто пена на волне патриотизма.


- Юрий Екишев - человек в республике известный и как писатель, и как общественный деятель. Наверняка, вам доводилось с ним встречаться…


- Нет. Общаться не довелось, пути не пересекались. Он не участвует в наших мероприятиях, а я не хожу на его митинги. Приглашать его к себе пока не вижу необходимости. Но если он сам придет ко мне, то я с удовольствием с ним пообщаюсь.  Точки соприкосновения нужно искать со всеми. Я бы мог предложить ему принять участие в нашей работе. Пусть предложит свои идеи по развитию патриотизма, и если они не противоречат закону, то мы их поддержим не только на словах. Мы готовы к сотрудничеству.


- Видимо, для той части молодежи, что стоит за широкой спиной местного лидера СВН, ваша работа по патриотическому воспитанию остается незаметной, и они ищут свои пути.


- Как дипломированный психолог я могу сказать, что за Екишевым пошли в основном подростки, которым в целом что-то не хватает в жизни. Это просто люди, которые потерпели ряд неудач в жизни, и они ищут причины этого в окружающих. Кто-то не смог поступить учиться, кто-то устроиться на работу, у кого-то проблемы в личной жизни. И когда их лидер указывает, что причиной их неудач являются люди иной национальности, они готовы слепо верить этому и бороться за свое «счастье».


- Почему-то главного виновника своих неудач они видят в торговцах на рынке – выходцах с Кавказа. Может националисты, все как один, рвутся занять торговые ряды?


- Рынок у нас открыт для всех, и торговых точек много. Если бы азербайджанцы ушли с рынка, то исчезли или подорожали бы многие фрукты. Например, моя жена любит хурму, а ее везут из Азербайджана. А то, что азербайджанцы и другие едут к нам, это свидетельство мощи России, которая привлекает людей. Главное, чтобы они жили здесь по нашим законам. Сейчас в РК действуют пять городских организаций азербайджанцев, и их диаспора растет с каждым днем. А проблемами нелегальной эмиграции занимается МВД.


- Ваш департамент как-то борется с проявлениями национализма в республике? Например, можно хотя бы срывать со стен антисемитские и антикавказские листовки…


- Бороться с листовками - это не наша задача. К тому же в департаменте работают всего 16 человек, из них семеро – переводчики. Толерантность можно укрепить проведением общих дел, в которых участвуют представители разных национальностей. Мы стараемся улучшить жизнь всех национальностей. Чтобы все могли развивать свою культуру, язык, но в то время чувствовали себя если не гражданами, то жителями  России и нашей республики.


- И все-таки, надо думать, ваша главная задача в республике не работа с национально-культурными автономиями и диаспорами, а защита прав коренного народа коми.


-Я бы не стал делать такие утверждения. Главная задача – защита прав национальных меньшинств. При использовании международной терминологии под это определение попадают и коми. Причём, они – самое крупное национальное меньшинство в нашей республике. Исходя из этой позиции скажу, что защита прав коми народа действительно одна из важнейших наших задач. К тому же реально только у нас коми культура и коми язык могут развиваться. И на этом направлении сделано очень много. Мы сумели создать достаточно эффективный механизм взаимодействия власти с национальными организациями, такими как «Коми войтыр». Такого механизма нет ни в одном финно-угорском регионе России. А в Марийской республики вообще идет многолетняя конфронтация власти и национальных организаций. Съезды коми народа, как и конференции других народов,  проводятся частично за государственный счет. В работе съездов коми народа участвует Глава РК и большинство членов правительства. По итогам съездов и конференций принимаются решения, и многие предложения делегатов съезда выполняются республиканскими ведомствами. Правительство контролирует решение вопросов. На последних съездах чаще поднимаются социально-экономические и экологические проблемы. Потому что проблемы сохранения культуры и языка сейчас уже не стоят так остро, многое было решено за 15 лет. Книги издаются, теле-радио передачи идут, создан КРТК, уличные вывески - на двух языках. Сейчас в сфере культуры и языка сделано много. Недавно как громадное достижение показали по центральному ТВ, что на Чукотке сделали электронный словарь чукотского языка, который написал пенсионер – бывший учитель физики. У нас же каждый год издаются новые учебники и словари. Наша программа развития государственных языков полностью профинансирована. Деньги из нее идут на издание книг и подготовку передач, на конференции, поездки ученых, на исследовательские проекты.


- Но программа все-таки «языковая». Может, есть смысл часть средств направить на организацию курсов коми языка для всех желающих? Несколько лет назад я, заручившись поддержкой вашего департамента, пытался организовать подобные курсы и набрал группу из двадцати человек. Но в министерство отказало нам, сославшись на нехватку средств.  


- Действительно, в программе это не предусмотрено. Здесь есть над чем подумать, и мы постараемся это сделать. В принципе я не вижу никаких юридических преград, чтобы организовать бесплатные курсы для всех желающих выучить коми язык. Ничего сложного в этом нет. Помещения и преподаватели есть. Денег много не нужно. Внешнего стимула – необходимости для изучения коми языка нет, есть только желание людей.  А если за это придется еще платить как за изучение иностранного языка, то желающих будет мало. В прошлом году мы возродили полугодовые курсы коми языка для госслужащих, скоро будет первый выпуск. Я сам когда-то закончил подобные курсы.


- Кстати, а вы сами кто по национальности?


- Среди моих предков есть русские, коми, поляки, немцы. Но я ощущаю себя русским.


- Как вы заметили, в России сейчас идет стремление к единству. Но одновременно с этим, как показала последняя перепись, активно возникают новые народы. Появились казаки, поморы, создан «сибирский» язык. В официальном списке народов России, распространенном еще накануне переписи, появились коми-ижемцы. Сейчас эта этническая группа пытается получить статус коренного малочисленного народа Севера. Поможет ли им ваш департамент?


- В Коми из коренных малочисленных народов Севера живут ненцы, ханты и манси. В советское время у оленеводов проблем не было. Летали вертолеты, возили в тундру продукты и товары. Поэтому никто не поднимал и вопрос о статусе. Сейчас большая часть льгот исчезла, а оставшиеся можно по пальцам перечислить. Например, защита территорий, закрепленных за родовыми общинами.  Для развития промышленного производства необходимо согласие родовой общины. Но согласование с местными властями и так есть, общественные слушания - обязательны. Другая льгота – призывники имеют право на альтернативную службу в своем оленеводческом хозяйстве. Вот, пожалуй, и все. Поэтому стимула добиваться этого статуса особо нет. К тому же речь идет не обо всех ижемцах, а только о тех, кто ведет традиционный образ жизни и занимается оленеводством. А таких - всего нескольких сотен человек. Но для начала коми-ижемцев следует признать отдельной этнической группой. А это процедура сложная. Кроме того, чтобы выйти на федеральный уровень, нужно решение не только РК, но и других субъектов РФ, где проживают ижемцы: Мурманской и Архангельской областей, Ямала и Югры. Впрочем, теоретически законодательство позволяет решить это на республиканском уровне, но только на территории республики и за счёт республиканского бюджета. Если говорить о бюджете России, то специальная программа развития коренных малочисленных народов и сегодня работает в Ижемском районе, в частности, с 2005 года из средств этой программы строится школа в Диюре.


- После отставки Марии Кузьбожевой уже полгода ваше министерство работает без министра. На эту должность пророчат сразу несколько известных в республике человек. Каким, на ваш взгляд, должен быть будущий министр? 


- Полгода министра нет, но сбоев в работе пока не было. Сейчас, после инаугурации Главы назначат нового министра. Но кого именно - не представляю. За полгода по три раза перебрали все возможные кандидатуры. Поэтому у меня уже пропал интерес. А министру желательно быть уроженцем республики. В национальной республике есть своя специфика, которую нужно чувствовать. Хорошо, если он будет коми, и будет знать два государственных языка. Но это не принципиально.


- А себя вы можете представить на посту министра?


- Мне достаточно сложно представить себя министром культуры. Хотя за три года совместной работы я все-таки хорошо освоил специфику работы в культуры. Но среди моих четырех дипломов нет ни одного, имеющего отношение к культуре. Хотя я работаю в сфере национальной политики с самого первого дня организации министерства в 1993 году и сейчас единственный в департаменте, кто остался из первых сотрудников. Сначала я был специалистом, начальником отдела, а с 1995 года – заместителем министра. Мне довелось поработать с пятью министрами: Бутыревой, Конюховым, Терентьевой, Николаевым и Кузьбожевой.


- Изменилась ли ваша работа за это время?


- Сильно изменилась. Первые пять лет мы много занимались возрождением государственности, то есть восприятия республики как некой самостоятельной единицы в России, самосознания её как Малой Родины.  У нас есть коренной народ и его культура, которая нигде больше не может сохраниться. Тогда нашей задачей было не допустить проявлений вражды и национализма на фоне экономических бунтов и забастовок. Сейчас в республике стабильная ситуация в национальных отношениях. Главная задача – сохранить ее и развивать патриотизм. Чтобы все чувствовали себя гражданами Коми и России.


- Кстати, а насколько оправданным было слияние двух министерств: культуры и национальной политики?


- На мой взгляд, три года назад, когда нас объединили, власти поспешили. Дело в том, что когда ликвидировали российский Миннац, его функции передали Минкультуры РФ, а сейчас создано министерство регионального развития. Получилось так, что часть нашего республиканского министерства работает с одним министерством, а наш департамент – с другим. На мой взгляд, круг решаемых проблем несколько сузился, потому что нас воспринимать стали как департамент министерства культуры, и социально-экономические вопросы теперь труднее поддаются нашему влиянию. Некоторую часть документов перестали направлять нам на согласование. Больше стали уделять внимание развитию культуры, меньше - социально-экономическим проблемам. Впрочем, в большинстве регионов также нет отдельного министерства по делам национальностей. Разве что в Удмуртии и Карелии остались отдельные структуры. Так что, больших проблем я здесь не вижу.


- А может быть, ваш департамент вообще не нужен?


- Орган, который работает в области национальной политики, нужен, и он есть во всех субъектах России. Это объективная реальность и необходимость.


 


Справка: Евгений Николаевич Рожкин родился в Печоре 13 января 1960 года. Закончил химико-биологический факультет СГУ, по специальности – биолог. Второе высшее образование - факультет психологии Кировского пединститута. Третье - Академия Госслужбы при Президенте РФ (Москва) – менеджер-экономист. Кандидат экономических наук. По распределению работал 13 лет в Усинске – ихтиологом в рыбоохране, инспектором охраны окружающей среды и мастером по исследованию скважин в НГДУ «Усинскнефть», учителем, психологом. Был депутатом Усинского горсовета, Сыктывкарского горсовета (председатель комиссии по экономическому развитию), депутатом Верховного Совета Коми АССР – Республики Коми XII созыва. Жена – учитель высшей категории. Два взрослых сына. Хобби – фотография и приключения. Отпуск проводит в поездках по рекам Урала и тундре.





Ваше мнение
Ваши дети знают/изучают какой-либо финно-угорский язык?
ФИННО-УГРЫ

Финно-угры - этноязыковая общность народов, насчитывающая более 20 миллионов человек.

В языковом отношении финно-угры делятся на несколько подгрупп. Пермско-финскую подгруппу составляют коми, удмурты и бесермяне. Волжско-финскую группу - мордва (эрзяне и мокшане) и марийцы. К прибалто-финнам относятся: финны, финны-ингерманландцы, эстонцы, сету, квены в Норвегии, загадочная водь, ижорцы, карелы, вепсы и потомки мери. К отдельной угорской группе принадлежат ханты, манси и венгры. Потомки средневековой мещеры и муромы, скорее всего, относятся к волжским финнам.

Подробнее



   ©Kominarod.ru,2003-2011
   Сайт работает на NetCat 2.4
   Rambler's Top100
   Design: Yreane
   Programming: MipH